Леонид Шмельков о мультфильме «Мой личный лось»

мой личный лось

Единственный российский фильм в официальном конкурсе Берлинале получил специальный приз международного жюри. О том, как создавалась трогательная история, можно узнать из интервью режиссера Леонида Шмелькова разнообразным ресурсам.

Из интервью «Коммерсант Weekend»:

Посмотрев ваш фильм, конечно, первым делом хочется узнать — это автобиографическая история?

История — да. Но все события здесь выдуманы: и рыбалка с говорящей рыбой, и поход в зоопарк, и даже лось. Но сами отношения, сама любовь — они автобиографичны.

Неужели ни одного случая из жизни не вошло в фильм?

Ну у меня в жизни были похожие случаи. А вообще это довольно типичная история. Просто отношения с отцом так устроены обычно, что папа пожестче и что в этих отношениях обычно нет места для привилегий любви. Притом что это двусторонний процесс: не только ребенок не может подобраться к папе, но и с другой стороны то же самое.
А так, конечно, я верчу головой по сторонам и стараюсь что-то подмечать и тащить в фильм. Например, знак с лосем — пару лет назад я его увидел и вставил в кино. Единственная сцена из моей жизни — это та, где они взрослые и смотрят вместе футбол. Но и там никаких говорящих рыб не было.

Это сознательная дистанция?

На самом деле — да. У нас в «КомпасГиде» издается замечательный писатель Борис Минаев. Мне его «Левины рассказы» очень близки, и я надеялся на его советы для фильма. Как-то раз на мастер-классе дети спросили его: «Лева — это вы?». Он ответил, что да, на самом деле он. Тогда они удивились, почему героя не зовут как автора — Борей. Он объяснил, что сначала его и звали Борей. Но оказалось, что это мешает относиться к нему попроще. Поэтому он и мне посоветовал отойти от моего героя как можно дальше. Я так и сделал: нарисовал такого мальчика, какого захотел, назвал его, как хотел, и дальше уже мог делать с ним что захочу.

Что вас натолкнуло на мысль именно о таком фильме?

Я несколько раз подавал заявку, прежде чем получить финансирование. Но всякий раз в основе был этот сюжет — об отношениях с родителями, особенно с папой. А когда деньги наконец дали и я получил возможность снимать, то очень крепко задумался, о чем именно мне надо рассказать. История, которая получилась, могла быть только такой — и никакой иной.

Из интервью сайту «LookAtMe»:

Вы довольны мультфильмом «Мой личный лось»?

Честно говоря, мне нравится почти всё, что я сделал. Я стараюсь не смотреть назад, потому что в любом случае в процессе работы я получаю много радости и набираюсь опыта. Если что-то идёт не так, я меняю это в процессе создания мультика.

Были ли какие-то трудности, связанные с производством мультфильма?

Конечно. Аниматоры, которые рисуют движение, должны быть не просто художниками, а ещё и актёрами. У тебя есть персонаж, и ты должен за него сыграть. Каждый раз, когда ты начинаешь анимировать новую сцену, тебе приходится придумывать что-то новое. Анимация позволяет изобразить то, что невозможно в реальном мире. В анимации, из-за того что все герои рисованные, вполне нормально, когда кто-то стоит и «тупит» минуту. А если это будет актёр, то это будет очень странно. Из-за этих дополнительных возможностей ты должен придумывать каждый шаг, движение, превращение, и это создаёт определённую сложность.

Из интервью «Воздух-Афиша»:

А как ваш мультфильм попал в Берлин?

После того как фильм сделан, мы посылаем его на разные фестивали — у всех свои сроки заявок. Послать свой мультфильм на фестиваль — в том числе и на Берлинале — может каждый, ничего такого тут нет. Другой вопрос, что в Берлин приходят буквально тысячи заявок, и организаторы отбирают фильмы по многоступенчатой системе. Но нам повезло.

Известный штамп о Берлинале — что это фестиваль политического кино и кино, поднимающего социальные вопросы. «Мой личный лось», кажется, в эту тематику не слишком вписывается?

У меня фильм личный и интимный, про любовь. В нем нет никаких проблем общественных, как и общества вообще, — лень было массовку рисовать. (Смеется). К сожалению, у меня не было возможности посмотреть много фильмов на Берлинале. Но все то, что я посмотрел, было классным, и у них не было какого-то специального политического посыла, они все равно были про человека. В общем, я ничего такого не почувствовал.

А как зрители реагировали?

Очень тепло и живо, мне понравилось. Смеялись там, где мне хотелось бы, чтобы они смеялись. Вопросы после фильма тоже хорошие были. Например, немцы не играют в города (на протяжении мультфильма мальчик играет в эту игру с говорящей рыбой. — Прим. ред.) — и про это много спрашивали, я им рассказывал правила.

Наверх