Интервью с Биллом Плимптоном

Билл Плимптон - Измена

Ярчайший представитель американской независимой анимации, лауреат многочисленных кинофестивалей, дважды номинант на премию «Оскар» Билл Плимптон рассказал Марии Разлоговой о своем новом полнометражном фильме, о будущем мировой анимации и о том, как зарабатывать, делая мультфильмы для взрослых.

Вы часто приезжаете в Россию. Знакома ли вам советская и российская анимация?

— Я мало видел старых советских мультфильмов. Раньше я вообще не знал русской мультипликации, пока не стал ездить на международные фестивали. Мне очень нравятся фильмы Александра Петрова, он, без сомнения, гений. И, конечно, я знаю фильмы Юрия Норштейна, мне не терпится увидеть его «Шинель». Другие мои любимые российские аниматоры — Константин Бронзит, Гарри Бардин, Михаил Алдашин.

Кто-нибудь из российских художников повлиял на вас?

— Василий Кандинский очень повлиял, я позаимствовал у него цветовые решения для некоторых моих фильмов. Из современных аниматоров, пожалуй, Константин Бронзит. У него великолепное своеобразное чувство юмора, и я пытался перенять этот его талант.

В каких странах, по-вашему, активнее всего развивается анимация?

— Я думаю, что Соединенные Штаты — страна номер один. Там есть два гиганта — Pixar и DreamWorks. Их фильмы очень популярны, эти компании зарабатывают огромные деньги. Япония — страна номер два, там гигантская киноиндустрия, там работает Миядзаки и многие другие крупнейшие аниматоры. Франция теперь стала очень крупным центром мультипликации. А также Германия, Россия, Испания, Южная Корея, Австралия.

Фильмы, которые делают Pixar и DreamWorks, вам нравятся?

— Мне нравится продукция Pixar, практически все их фильмы великолепны.

Я люблю «Кунг Фу Панду» от DreamWorks — это замечательно. «Как приручить дракона» от них же — тоже суперское кино.

В Голливуде делают классную анимацию, я большой ее поклонник, но это совсем не мой стиль. Я предпочитаю более зрелое кино, о том, о чем размышляем мы с вами и другие взрослые люди. Я не думаю с утра до вечера о зверюшках, песенках и играх в мячик. Я думаю о любви и страсти, о ревности и соблазнении, о семи смертных грехах… В общем, я хочу делать фильмы о том, что у меня в голове.

Вы независимый режиссер. Такие, как вы, пользуются государственной финансовой поддержкой в США?

— Нет. То есть некоторые авторы пользуются, но денег предлагают год от года все меньше и меньше. Очень трудно их получить. В основном это удается авторам сугубо экспериментальных проектов, очень абстрактных, у которых не может быть большой аудитории. На мои «взрослые» смешные проекты невозможно получить государственные деньги. Но я их и не хочу. Мне не нужны деньги ни от государства, ни от Голливуда, ни от крупных корпораций. Мне комфортно быть независимым и делать фильмы, какими они мне нравятся.

Откуда же вы берете деньги на новые фильмы?

— Из доходов от старых. Я сделал сорок короткометражек и девять полных метров. Их покупают для показа на местном телевидении, через Интернет, на DVD, на зарубежных каналах. Деньги, которые я получаю от всего этого, я вкладываю в новые проекты.

Как вы считаете, в идеале государство должно поддерживать независимых аниматоров?

— Если вы хотите знать мое мнение, я говорю «нет»! Многим не нравится такой ответ, но я думаю, что при государственной поддержке возникнет слишком много проблем.

Во-первых, надо соответствовать государственным стандартам. Твой фильм должен быть политически корректным, он должен быть выдержан в определенном стиле, в определенном формате. Во-вторых, права на этот фильм будут принадлежать государству. Автор не может получать доход от фильма, за который платит государство. Если они платят, все принадлежит им. Для меня важно владеть своими фильмами, потому что с годами они приносят все больше денег. Для меня это гарантия безбедного существования. Чем старше я становлюсь, тем больше денег приносят мои фильмы. Поэтому мне не нравится идея государственного финансирования. Я знаю, что это непопулярно, некоторые коллеги говорят, что я глуплю, что своей позицией наношу вред чужим карьерам. Но я верю, что прав.

Каким вы видите будущее мировой анимации?

— По-моему, перспективы очень неплохие. Для анимации сейчас открыто столько рынков и способов заработать деньги! Есть показы в кинотеатрах, телевизионные каналы — сейчас очень много анимации показывает телевидение — есть Интернет, есть видеоигры, DVD-индустрия, мерчандайзинг, реклама, музыкальные видеоклипы. Есть еще телесериалы, такие, например, как «Симпсоны» или «Южный Парк». Мест, куда можно пристроить хорошую анимацию, очень много.

Билл, о чем ваш новый фильм?

— Это история любви, называется «Измена» (Cheating). Главная героиня, весьма романтичная и привлекательная женщина, влюбляется в красивого, сильного мужчину. Они становятся идеальной парой, но вмешивается ревность. Они мучаются взаимными подозрениями, начинают ненавидеть друг друга и в конце концов пытаются друг друга убить. Идею фильма я почерпнул из личного опыта. У меня были похожие отношения с одной женщиной. Мы очень сильно любили, но, когда отношения испортились, это было ужасно. Я хотел показать контраст между чистой любовью, романтикой и абсолютной ненавистью. И то, как они взаимодействуют в крайних формах. Но это все равно будет комедия. Бюджет небольшой, я делаю фильм целиком на свои деньги. Надеюсь закончить через пару лет.

Когда вы придумываете новый персонаж, вы даете ему имя?

— Нет. Не знаю почему, но у моей собаки (анимационной. — Прим. ред.) нет имени. Героиню моего нового фильма я тоже долго не называл. Думаю, это потому, что ее индивидуальность растет, пока я ее рисую. Порой случается, что персонажи сами себя называют. Сейчас ее зовут Элла. Это, конечно, не настоящее имя женщины, с которой я ее рисовал. Если бы я использовал ее имя, она бы наверняка подала на меня в суд.

Билл, почему все ваши истории происходят в 50—60-е годы прошлого века?

— Вы точно подметили! Мне гораздо больше нравятся прически, стиль одежды и машины того времени. Я что-то не видел, чтобы женщины носили такие красивые шляпы, а мужчины ездили в таких автомобилях сегодня.

Вы по-разному работаете над длинными и короткими фильмами?

— Короткие фильмы проще делать, и они окупаются гораздо быстрее. Их можно снять за два-три месяца и вскорости получить прибыль. Длинные фильмы значительно дороже, требуют больших вложений. Но в долгосрочной перспективе они могут стать хорошим источником дохода. Я на это очень рассчитываю.

Это деловая сторона вопроса, а что касается творчества? С чего начинаются ваши полнометражные картины?

— Иногда они мне снятся, как это случилось с фильмом «Волосы дыбом». Иногда появляется идея для короткометражки, но я чувствую, что слишком много материала, персонажей, сюжетных поворотов. Но всегда есть центральная идея, которая становится источником вдохновения. Я должен все время помнить о ней, всегда иметь в виду первоначальный замысел.

Когда вы закончите «Измену», у вас уже наготове идея следующего фильма?

— У меня полным-полно идей. Я собираюсь сделать книгу — это будет комедия в форме графического романа. Кроме того, у меня готовы два сценария полнометражных фильмов и эскизы к ним. Мне только нужны время и деньги, чтобы сделать эти картины. Моя проблема не нехватка идей, а их избыток. Приходится быть избирательным, решать, какие из замыслов воплощать в первую очередь.

Наверх