Режиссеры » Норман МакЛарен

  • Общее описание
  • Основные работы
  • Техника
  • Награды

Точка, точка, запятая: Норман МакЛарен и абстрактное искусство

Этот человек, открывший новые виды анимации, создавший, по крайней мере, полсотни фильмов, вошедших в историю, не переставал удивляться тому, что рисунок оживает и движется. Может быть, именно благодаря тому, что он сам был способен удивляться, он обладал способностью удивлять других. (Федор Хитрук)

Сегодня имя канадского ирландца Нормана МакЛарена в таком почете, что нередко приходится слышать, будто у анимации есть два полюса: Дисней и МакЛарен. Первый создал кино массовое, зрительское, второй – авангардное, экспериментальное, альтернативное. Организаторы упомянутого фестиваля альтернативной анимации так и поставили МакЛарена в ретроспективу абстракционистской анимации как первого среди равных, к числу которых были отнесены такие имена, как Ман Рей, Лан Лей и Оскар Фишингер. Надо полагать, их бы это вряд ли устроило.

Еще в конце 1970-х огромная европейская выставка «Фильм как фильм», посвященная авангардному кино, МакЛарена вообще проигнорировала. Один из координаторов экспозиции Дэвид Кёртис писал, будто оправдываясь:

«Что не позволяет фильмам МакЛарена принять участие в авангардном движении, так это сознательное стремление автора адаптировать и разбавить свои идеи с целью сделать их доступными для обычной публики. Риск быть непонятым – это необходимая составляющая работы авангардиста».

И пока тот же Фишингер категорически утверждал: «Если это не абстрактное кино, оно не может быть хорошим», МакЛарен в своих интервью рассказывал, как прервал работу над какой-нибудь короткометражкой, потому что «выходило скучно». И сразу же сталкивался с непониманием иного рода, выраженным в изумленном взгляде интервьюера. Как можно называть скучными или нескучными те же «Горизонтальные линии»? В этом фильме нет даже намека на сюжет: сначала вдоль голубого экрана тянется одна линия, потом она двоится. троится и вот уже множество черных полосочек танцуют под музыку. Разве может такое искусство быть увлекательным? Вызывающим, ниспровергающим нормы, эпатирующим – да, но увлекательным… Оказывается, может. МакЛарен умудрялся вкладывать в свои минималистские фильмы такую экспрессию, что взаимодействие абстрактных форм превращалась в захватывающее действие. Он хотел и даже учился делать кино именно так. Когда, еще будучи студентом Школы Изящных Искусств в Глазго МакЛарен начинал кинематографические эксперименты, кто-то из критиков отвесил в его адрес едкое замечание: мол, в юноше чувствуется талант, но кино снимать он не умеет. После этого Норман на несколько лет бросил творчество и пошел работать в документалистику – учиться снимать кино.

А научившись, вернулся к экспериментам. Он мог бы делать фильмы популярные — среди его работ время от времени возникают и такого рода короткометражки. Он забавно экранизировал французско-канадскую песенку про птичку, теряющую то клювик, то глазик. Он сделал несколько кино-этюдов о том, как люди обращаются с непослушными предметами, например, историю про неумеренно капризный стул, который ластится к человеку, но неизменно отпрыгивает, как только тот хочет присесть. И забавную сценку с микрофоном, который постоянно отворачивается от оратора.

Но литературная составляющая МакЛарена интересовали мало. Он культивировал движение и приходил в восторг от своей демиургической способности заставить танцевать все, что угодно – предметы, полосочки, бумажные обрезки, цветовые пятна. Поклонник живописи и балета, он видел в анимации возможность реализовать сразу две своих страсти. В каких только техниках и стилях он не работал! Самыми выдающимися стали эксперименты в области бескамерной анимации. Беспредметный фильм «Boogie-Doodle» был нарисован прямо на 35мм пленке – пером и чернилами. «Blinkity Blank» — процарапан по черной (засвеченной) пленке. А психоделическую цветную фантазию «Begone Dull Care» — МакЛарен рисовал красками на пленке, не разделенной кадровыми перегородками.

Он также много экспериментировал с техникой пиксиляции, сделав в ней один из самых знаменитых своих фильмов «Соседи», — историю о двух добрых приятелях, не поделивших цветочек, выросший между их участками. В этой короткометражке вместо рисованных фигур роли исполняют живые люди, однако движения их составлены по кадрам из отдельно снятых фрагментов. В 1952 году «Соседи» получили «Оскара». Видимо, такому успеху способствовало присутствие в фильме морали – столь редкого гостя в творчестве МакЛарена. Миротворческий призыв: Love your neighbor! – прямым текстом был заявлен в финальных титрах, к тому же на нескольких языках сразу, в том числе на русском: возлюби ближнего своего.

С живыми актерами МакЛарен вообще работал часто, преобразуя их движения по своему усмотрению. Его герои размножаются, превращаются в линейные рисунки, двигаются замедленно или убыстренно, летают и совершают немыслимые кульбиты. А иногда просто красиво танцуют, как это происходит в знаменитых балетных короткометражках МакЛарена: «Па-де-де» и «Нарцисс».

Но куда бы ни заходил МакЛарен в пылу эксперимента, он всегда оставался в строгих границах «умения делать кино». И поэтому прежде, чем снимать мультфильм про курочек, он непременно ехал на птицеферму и сутками наблюдал за движениями хохлушек, зарисовывал фазы и делал этюды. К моменту воплощения идеи на экране от курицы оставались только ножки – а точнее две расклешенные книзу палки – но МакЛарену и этих кривых лапок было вполне достаточно, чтобы передать куриный характер со всей точностью и достоверностью.

В конце 1990-х авторитетный исследователь анимации Уильям Мориц попытался определить эстетическую платформу МакЛарена. Итогом его рассуждений стал вывод, что уже в 1940-е годы МакЛарен был адептом непровозглашенного еще тогда постмодернизма, то есть

«художником, который любит иронию и двойное кодирование, отрицает привилегированный статус высокого искусства, как антипода искусства массового, и свободно смешивает прошлое и настоящее, абстрактное и иллюстративное, свое и чужое слово». Далее Мориц добавляет: «И сегодня, когда прошло уже много времени с тех пор, как модернисты рискнули быть непонятыми и проиграли, МакЛарен по-прежнему может сказать «Люблю тебя безумно» через призму своего ироничного абстракционизма».

Фраза про любовь – это отсылка к «Заметкам на полях «Имени Розы»» Умберто Эко, где писатель объясняет суть постмодернизма как признание в любви, заключенное в двойные кавычки – ибо оно, во-первых, осознает свою заведомую тривиальность, а во-вторых, тоскует по навеки утраченной простоте.

Из статьи Марии Терещенко «Пять столпов авторской анимации»

Фотографии Нормана МакЛарена

[nggallery id=4]

Основные работы

Техника

Награды

Наверх