Режиссеры » Фредерик Бак

  • Общее описание
  • Основные работы
  • Техника
  • Награды

Биографические сведения

Родился 8 апреля 1924 года в городе Саарбрюкен (пограничная с Францией земля Саар, Гepмания). В 14 лет поступил в престижную парижскую школу Этьенн, где провел два года. С 1939 по 1945 год учился в Школе изящных искусств города Ренн, где за отличные успехи был отмечен Призом Первой степени. Одновременно, с 1940 по 1948 год, брал уроки у М. Мее (M. Meheut), известного французского иллюстратора и художника-мариниста. Фредерик активно занимается иллюстрированием книг и росписью, участвует в выставках, проходящих в Ренне и Париже.

Поворотным для художника становится 1948 год: Фредерик Бак переезжает в Канаду, в Монреаль. Преподает в Школе мебели, через некоторое время превратившейся в профессиональный колледж Старого Монреаля; в Школе изящных искусств, не без его участия ставшей факультетом пластических искусств монреальского отделения Университета провинции Квебек. В 52-м поступает на службу в отдел графических искусств телерадиовещательной корпорации «Радио-Канада» в Монреале. В 53-55-х годах в качестве художника-карикатуриста участвует в телепередаче «Нос Клеопатры», выходившей под руководством Жана Бриссона. Наконец, с 1953 по 1961 гг. Фредерик Бак занимается тем, что создает анимационные сюжеты и смелые визуальные эффекты для образовательных и музыкальных передач для популярного в Канаде телесериала «Радость познания». Кроме того, занимается росписью по стеклу, изготовлением витражей. Так, на счету художника примечательные витражи для церкви города Маттава в провинции Онтарио, для гостиницы «Holiday Inn» в городе Сент-Фуа и для центра Tete de l’Art в Монреале. В 63-м Бак сотрудничает с режиссером Дени Арканом, который неоднократно был героем кинообзоров «Канадского Паспорта». Для фильма Аркана «Сэмюэль де Шамплен» Фредерик создал более сотни иллюстраций как художник-постановщик.

Именно после этой работы к художнику приходит заслуженное признание: он удостоен Премии Конгресса спектаклей и Режиссерского клуба, а также стипендии Совета искусств Канады, которая позволила Фредерику Баку отправиться в Европу для стажировки в области кино и анимации. Два года на лучших европейских студиях не прошли для новоиспеченного режиссера-постановщика даром. В период с 1965 по 1968 год Бак создает свои первые анимационные фильмы для сериала «Телевещание в школах Квебека» Не переставая создавать витражи для монреальского метро, реставрировать церкви и оформлять их интерьеры, этот поистине выдающийся трудоголик сосредоточивается на анимационных картинах, или мультипликации, как принято было выражаться в прежние времена.

Первый успех и признание

В 1970 году десятиминутная «Абракадабра» Фредерика Бака стала сенсацией самого престижного мирового фестиваля анимации — во французском городе Аннеси. Бак выступил автором сценария, художником и сопостановщиком картины. Однако подлинная зрелость приходит к канадскому мастеру во второй половине 70-х. Награды международных смотров сыпятся как из рога изобилия. За полтора десятка лет, с 1977 по 1993, когда была создана последняя на сегодняшний день картина режиссера и художника, он получил все мыслимые и немыслимые награды, о которых только может мечтать дерзкий и честолюбивый постановщик: от неоднократного «Оскара» за лучший анимационный фильм года до Премии генерал-губернатора Канады в области кинематографии (1994), от звания Кавалер Ордена Канады и Ордена Квебека до звания Кавалер Ордена литературы и искусств Франции.

Творчество

Зрелое творчество мастера можно разделить на две неравные части. Десятиминутки 77-го года «Сотворение птиц» (La creation des oiseaux) и «Таратата» (Taratata), завоевавшие множество международных наград, выполнены в нарочито грубой манере: резкие, кричащие цвета, «примитивный» рисунок, движение «перекладок» с плохо проработанными фазами. Бак словно полемизирует с гладкописью мультипликации диснеевского типа. Важно, что грубость эта вполне обоснована сюжетом: в первом случае пересказана древняя индейская легенда о том, как по просьбе трудящихся аборигенов некий Верховный Краснокожий изгнал с небес злых духов и заселил небо птицами, превратив в них опавшие листья; во втором — вместо необразованных индейцев еще менее вменяемый ребенок, который наблюдает за грандиозным и бессмысленным взрослым торжеством на центральной улице большого города. То есть обе картины предлагают вместо «окультуренного», наученного живописью нового времени взгляда как бы докультурную, варварскую оптику. Это отпугивает потребителей, предпочитающих приятную для глаза, нетравматичную картинку, зато привлекает подлинных ценителей анимации, которые ищут в этом искусстве драматические столкновения, а не безответственный комфорт. Самое время вспомнить Нормана Мак-Ларена, диснеевского антипода, противника всякого украшательства и бессмысленной мишуры:

«Анимационный фильм не есть искусство рисования, это искусство движения рисунка. Причем существо дела заключается не в рисунке самом по себе, но в том, что возникает между картинками, образующими фазы в серии».

Стиль

В 78-м Бак делает картину «Все — Ничего» (Tout — Rien), отмеченную премиями трех крупнейших фестивалей и номинировавшуюся на «Оскар» в 1981 году. Это переход к новому качеству, к новой стилистике. Здесь доминируют не цвет и динамические объемы, а линия. Два-три карандашных штриха задают загадочный эпический образ. Чье это лицо? Это, по Баку, лицо Бога. Бог невесом, едва осязаем, карандашный набросок, эскиз, и только. Однако он задумал сотворить целый Мир: моря, леса, рыб, птиц, зверей и, наконец, человека. Точнее, двух. Людям понравилось превращаться в рыб и — резвиться на глубине, в птиц и — кружить в небесах. Бог дозволяет любые, самые головокружительные метаморфозы, что, кстати, позволяет Баку продемонстрировать свое мастерство в полной мере. Однако людям захотелось большего, чем дозволено, а когда им было отказано во всемогуществе, две невзрачные фигурки внезапно ощетинились злобой! Именно так: карандашный набросок стремительно изменил очертания, а жизнеподобный рисунок — конфигурацию, превратившись на пару секунд в авангардистскую полуабстракцию. Признаюсь, этот рисованный фрагмент по силе воздействия будет посильнее многих и многих игровых полнометражных шедевров.

Три главных картины ретроспективы выполнены в единой технике: цветными карандашами, с тщательной проработкой деталей и выборочной проработкой фона. ”Бах!” (Crac!), ”Человек, который сажал деревья” и ”Могучая река” — безусловные шедевры анимации, способные удовлетворить самых взыскательных гурманов. Фредерик Бак демонстрирует здесь виртуозное, зрелое мастерство. Он отходит от волшебных сюжетов, все три фильма — типичный реализм, хотя на первый взгляд этот термин с трудом применим к искусству анимации, где условность и взаимопревращение фактур — обязательные составляющие поэтики. Подлинное волшебство фильмов порождается безупречной технологической свободой, которая, в свою очередь, является следствием внутренней свободы постановщика.

Всего лишь коробка с карандашами в руках у художника и режиссера, а какие необыкновенные последствия! ”Бах!” — пятнадцатиминутный шедевр 81-го года, принесший Баку премию ”Оскар” в 82-м. Кроме того, картина получила более 20(!) наград на международных фестивалях, а на Олимпиаде анимации, организованной в Лос-Анджелесе параллельно с Олимпийскими играми 84-го, фильм занял шестое место в списке ”лучших анимационных фильмов века”!

В свое время Норман Мак-Ларен делал анимационные иллюстрации к народным канадским песням и танцам с целью популяризации канадской культуры. Неожиданно для многих, а быть может, и для самого Мак-Ларена, иллюстрации стали самостоятельными, выдающимися произведениями киноискусства. То же самое произошло с фильмом Фредерика Бака ”Бах!”. В основу положены известные квебекские и французские песни. Автор сопровождает их незаурядным визуальным рядом, иногда буквально иллюстрируя песенный текст, иногда устремляясь вслед за своей неуемной фантазией, разматывая клубок ассоциаций и поэтических символов. Рождественские торжества, веселые танцы, загадочный мир, отражающийся в детских глазах, снег, елки, санные поезда, наконец, будни в уютной, почти сказочной избушке…

Странный человечек приносит добрую весть: рождение ребенка! Не успели запеленать, все тот же ангел приносит еще одну новость: на этот раз двойня… Бытовые происшествия, снова праздники, наступление новых, урбанистических районов на уютную ”сказочную” реальность… Словно в калейдоскопе меняются ситуации, персонажи, технические приемы. Поражает безукоризненное пластическое решение и фантастический ритм картины. Бах! — шедевр кончается, едва разыгрался наш аппетит.

Что же, эстафету подхватывает ”Человек, который сажал деревья”, получасовой фильм 87-го года, завоевавший около 40(!!!) призов, в том числе ”Оскар” 1988-го, Большой приз Мирового анимационного празднования (WAC) 1987 и (там же) награду ”за лучший фильм 1987 года”. Экранизация одноименного рассказа французского писателя Жана Жионо. Закадровый текст читает Филипп Нуаре. Быть может, это самое грандиозное творение Фредерика Бака! Снова все те же достоинства: пластика, ритм, строгость в отборе деталей, скупая прорисовка фона (только самое необходимое!). Изображение меняется каждую секунду. Подобно компьютерному фанату, автор проникает в новые уголки пространства, неожиданно меняя направление движения и свои намерения. Непрерывное движение скрывает фантастическую трудоемкость работы. Впрочем, этот мир настолько живой и непредсказуемый, что о технологии быстро забываешь. Все равно любое наше ”как это сделано?” окажется праздным вопросом. Думаю, Бак ответил бы скромно: ”Это сделано просто — человеческими руками!”

Именно так, вручную, в одиночку главный герой картины преобразил огромный край, безжизненный некогда горный природный ландшафт. Одинокий пастух, потерявший ребенка и жену, каждый день отправляется на холмистые склоны и, проделывая отверстие в земле специальной тростью, сажает по несколько тысяч желудей. Потом он берется за березы и вязи. Что с того, что выживает незначительная часть взошедших ростков?! Человеческому терпению и воле нет предела. Рассказчик, случайно узнавший о странном хобби пастуха, навещает его в течение десятилетий, с 1910 по I960 год, не уставая восхищаться теми переменами, которые произвел один человек. Правительственные комиссии в недоумении: лес вырос сам собою, родники забили сами собою, у окрестных людей изменились нравы и повадки, злоба сменилась на милосердие… И все это сделали человеческая страсть, любовь и воля — настаивают рассказчик и сам Фредерик Бак.

Отдельным достоинством фильма является то, что эта, по-видимому, документальная история преображается ”чудесными”, анимационными средствами. Конфликт между исходным материалом и его технологическим решением создает особое напряжение. Ведь в обычном игровом кино все наоборот, то есть выдуманная история разыгрывается в формах самой жизни, актерами из плоти и крови, в достоверных, ”документальных” интерьерах и реальной природной среде, буквально зафиксированной объективом.

Наконец, ”Могучая река” (1993), номинированная на ”Оскар” в 94-м, удостоенная награды Лос-Анджелесского клуба кинокритиков, Гран-При фестиваля в Аннеси и еще двадцати наград! Историко-экологический экскурс, рассказывающий о драматических перипетиях, связанных с освоением и порабощением великой реки Святого Лаврентия, на которой возросли и Монреаль, и Квебек. Европейцы, появившиеся здесь несколько столетий назад, принялись хищнически истреблять все живое, а в нашем веке добавили еще одну беду: страшное загрязнение окружающей среды. Эпическое повествование Бака — своего рода экологический манифест, выразительное воззвание к человеческому разуму, к человеческому сердцу, мольба о милосердии или, на худой конец, о здравом смысле и разумном хозяйствовании.

Фотографии Фредерика Бака

[nggallery id=11]

Основные работы

  • Сотворение птиц / La creation des oiseaux (1972)
  • Все-ничего / Tout rien (1978)
  • Бах! / Crac! (1981)
  • Человек, который сажал деревья / L’Homme qui plantait des arbres (1987)
  • Могучая река / Le fleuve aux grandes eaux (1993)

Техника

  • Рисованная анимация

Награды

Наверх